Архив за месяц: Январь 2012

Жанрово-стилевая полифония в рассказе К.Герда «Матü»

Говоря о немногим более чем вековом развитии письменной литературы удмуртов, следует отметить, что за этот период она сделала колоссальный шаг от мифологических сказаний до литературных творений современного толка. И немаловажную роль в этом сыграло влияние на творчество удмуртских писателей классики русской, многонациональной отечественной и западной. Успешной «учёбе» представителей творческой интеллигенции из числа удмуртов сопутствовал доброжелательный настрой самих авторов, их упорное стремление овладеть наиболее совершенными методами словесного воздействия на сознание своих читателей. Читать далее

ТРОФИМ БОРИСОВ И КУЗЕБАЙ ГЕРД: ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ УДМУРТИИ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ

Трофим Борисов и Кузебай Герд — две уникальные и во многом незаурядные, с героической и драматической судьбой личности, люди высочайшей культуры и глубочайшей образованности, чья многогранная и плодотворная деятельность является примером безграничного и бескорыстного служения своему народу. С их именами связан сложнейший процесс образования автономии Удмуртии и национально-государственного
строительства в 20-30-е гг. XX в. Процесс, начало которому было положено еще в мае 1917 г., когда прошел I съезд народностей Поволжья и созданы первые культурно-просветительные общества Глазовского и Елабужского уездов, сыгравшие важную роль в деле самоопределения удмуртского народа. Читать далее

Вчера

Вечером вчера
…Незабудки во ржи собирал.
Долго в поле бродил.
Был я в поле один.
Незабудки срывал,
Песню пел-напевал.
Солнцу спать наступала пора.
Рожь чуть слышно вчера
Мне шептала о тайне своей,
Что скрывала она от людей. Читать далее

До конца поля

До конца ржаного поля, как покинул дом родной,
Все-то девушки-удмуртки шли по тропочке со мной,
И незрячие старушки, чтоб вернуться мне домой,
Мне на росстань песни пели стороны моей родной.

— Уезжаешь от нас, улетаешь опять,
Мы опять остаемся одни.
Разговоров твоих нам теперь не слыхать —
Будто в яме сидеть нам все дни…
Читать далее

Я ни разу не видел море

Я ни разу не видел море,
Я ни разу не видел юг.
И мне кажется, в синем просторе
Я увижу лишь поле и луг.
Говорят, что оно красиво —
Как живое, дрожит при луне…
Но милей мне родные нивы,
Стук цепов на удмуртском гумне.
Что там волны упруги и дики,
Чайки в небе, как белый снег…
Но милей мне полынь с повиликой,
Облака в голубой вышине.
Мой курорт — наши вотские гурты,
Мое море — просторы полей,
Где в волнах, точно в море, удмурты
Жнут свой хлеб, пригибаясь к земле.
Наше поле не хуже моря,
И красивей его во сто раз,
Где колосья, с ветрами споря,
Гнутся, бьются с зари до утра!
Наше поле весной голубое…
А потом, как начнет цвести,
В бледно-желтом томясь покое,
Ждет поры, чтоб зерно принести.
А когда нальется, созреет,-
Станет ярким, как яркий день,
Золотыми брызгами веет,
В берегах голубых деревень…
Я ни разу не видел море,
Я ни разу не видел юг.
И мне кажется, в синем просторе
Я увижу лишь поле и луг…

Кузебай Герд

Уй…

Зарни шунды пуксиз‚
Калык изьны выдӥз‚
Азвесь толэзь ӝужаз‚
Куинь пол атас чоръяз.

Калык ужам бераз
Изе шуныт корказ…
Малы‚ эше‚ бӧрдкод—
Укно дурад пуккод?

Али удмурт понна,
Шудо улон понна,
Гажан эше‚ жадьтэк
Ужа ӵыдэтскытэк.

Шудо улон вуоз.
Изись калык султоз…
.  .  .  .  .  .  .  .
.  .  .  .  .  .  .  .

Кузебай Герд

До конца поля

До конца ржаного поля, как покинул дом родной,
Все-то девушки-удмуртки шли по тропочке со мной,
И незрячие старушки, чтоб вернуться мне домой,
Мне на росстань песни пели стороны моей родной.
Читать далее

Родному краю

Край ты мой родимый,
Край ты мой родной!
Скоро, край любимый,
Распрощусь с тобой!

С песенной отвагой
По чужим полям
Я пойду бродягой
К голубым краям.
Читать далее